Pravo-76.ru

Юридический журнал
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Привлечение должника к субсидиарной ответственности особенности и нюансы процедуры

Субсидиарная ответственность руководителя

Бабкин Михаил
Автор статьи
Юрист сайта Правовед.RU

В народе иногда вспоминают выражение, которое однажды сказал Б. Франклин «Если одолжишь деньги врагу — то ты приобретешь друга; а одолжи деньги другу — и ты потеряешь его».

Проблема должника и кредитора всегда очень актуальна, но если дать другу сто рублей это одно, то обязательства, возникающие между юридическими лицами это совсем другое. Вот представим ситуацию, две фирмы заключили договор на несколько миллионов рублей по поставке какого-либо товара. Первая фирма выполняет свои обязательства и перечисляет предоплату, при этом вторая просто «забывает» осуществить поставку, типичная ситуация. Когда дело доходит до спора, вторая фирма начинает «кормить завтраками», обещает в скором времени исполнить свои обязательства, но время идет и ничего не происходит. Первая фирма подает в суд, взыскивает сумму предоплаты в несколько миллионов рублей, получает исполнительный лист и идет к приставу, где оказывается, что на второй фирме имущества нет, на счетах пусто, работники голодают без зарплаты, налоги не платятся, а коммуналку в офисе давно отключили за долги. В общем, как с недавних пор говорят в народе — «денег нет, но вы держитесь».

В итоге, на руках есть решение суда, исполнительный лист, а по факту деньги ушли в «яму». Товара нет, денег нет, а зарплату, налоги, коммунальные услуги платить нужно. И тут назревает вопрос: как бороться с недобросовестными контрагентами? Какие меры принять, чтобы все же вернуть свои деньги, особенно если фирма является «однодневкой», а генеральный директор вообще номинальная фигура? Как все же исполнить решение суда? В этом мы и будем разбираться в данной статье.

Взыскание задолженности с поручителя по договору

Привлечение к субсидиарной ответственности дополнительного должника осуществляется последовательно в несколько этапов:

Соблюдение претензионного порядка. Изначально кредитор обязан обратиться к основному должнику и урегулировать конфликт с ним. Необязательно судиться с основным дебитором для того, чтобы потом привлечь к ответственности поручителя. Направление претензии уже будет считаться попыткой взыскания задолженности с главного должника. После претензия направляется субсидиарному должнику. В документе нужно обязательно прописать основания возникновения долга, его размер и сроки погашения.

В случае, если добровольно конфликт не решился, необходимо обратиться в суд. Если хотя бы одна из сторон сделки – юридическое лицо, нужно подавать иск в арбитражный суд. Если обе стороны соглашения физические лица, то следует обратиться в районный суд.

В иске сразу можно указать о привлечении к ответственности не только основного должника, но и дополнительного. Однако условие об этом должно быть четко прописано в договоре между сторонами.

После получения исполнительного листа можно самостоятельно направить его в банк дебитора при условии, что известно, в какой финансовой организации открыт расчетный счет или депозит. Если эта информация неизвестна кредитору, исполнительный лист направляется судебным приставам.

В случае, если производство по субсидиарной ответственности закроют по причине невозможности взыскания задолженности, поскольку имущество не найдено, рекомендуется прибегать к процедуре банкротства.

Статья 10 закона «О несостоятельности (банкротстве)» от 26.10.2002 № 127-ФЗ

Данная статья содержит систематизированную информацию об ответственности, налагаемой на руководителя должника и иных лиц, действия которых стали причиной банкротства организации. Согласно п. 4 ст. 10 закона № 127-ФЗ, в отношении контролирующего лица действует презумпция виновности, т. е. именно он должен доказать, что причиной признания организации-должника банкротом стали не его действия (бездействие), а иные внешние или внутренние факторы, повлиять на которые он не мог (в том числе по причине недостаточного профессионального опыта или отсутствия определенных знаний и навыков).

Однако обязательство по доказыванию своей невиновности возлагается на него лишь в том случае, если:

  1. Он совершил или одобрил совершение одной или нескольких сделок, исполнение которых нанесло ущерб материальным интересам кредитора.
  2. Отсутствуют документы бухгалтерского учета или информация, содержащаяся в них, не соответствует действительности (либо искажена настолько, что проанализировать результаты деятельности предприятия и дать им оценку невозможно).
  3. Требования кредиторов третьей очереди, возникшие в результате нарушения должником или уполномоченными лицами, представляющими интересы должника, норм действующего законодательства, в момент закрытия общего реестра требований превышают 50% общей суммы требований, предъявленных кредиторами третьей очереди.

Банкротство и наложение субсидиарной ответственности может происходить по инициативе должника. Если он уверен, что в определенный срок времени не сможет погасить свои долги по определенным причинам, то ему выгодно подать требование на признание банкротства.

В таком случае он получает важные преимущества, к примеру, возможность контролировать процедуру признания несостоятельности. Самостоятельно выступить инициатором банкротства должник может только в ряде случаев, предусмотренных законом: при неудовлетворении требований кредиторов по выполнению денежных обязательств; невозможность ведения хозяйственной деятельности вследствие взыскания на имущество; должник может предоставить признаки неплатежеспособности. В большинстве случаев инициатором выступает конкурсный кредитор. Он в соответствии с денежными обязательствами должника имеет право написать заявление в арбитражный суд. Однако при этом также должны быть выполнены следующие условия: Требования к юридическому лицу в сумме превышают финансовые средства, размером сто тысяч рублей. С начала долга истекло более трех месяцев. Сумма долга подтверждена судебным решением, вступившим в силу. Также будет учитываться непосредственно сумма долга.

Стоит отметить, что если заявления одного кредитора недостаточно для оформления требования в суд, так как сумма долга менее 100.000 рублей, то все конкурсные кредиторы могут объединиться и обратить в суд с одним заявлением.

И еще одним инициатором банкротства и привлечения к субсидиарной ответственности может выступить ФНС РФ. Представленный орган имеет право обратиться в суд с требованием о признании несостоятельности организации по следующим условиям: по финансовым обязанностям, если с момента вступления в действие судебного решения, долг не был выплачен; по обязательным платежам, если с момента принятия решения налоговыми службами истекло более тридцати суток.

Ответственность учредителя при банкротстве

Учредитель обладает правами, позволяющими регулировать деятельность организации и направлять ее в определенное русло. Именно поэтому его привлечение к субсидиарной ответственности становится весьма частным явлением в арбитражной судебной практике.

Читать еще:  Ущемление прав беременных как поставить босса на место

Ответственность учредителя возникает в том случае, если он:

  • совершал сделки в ущерб деятельности предприятия, заботясь при этом о собственных интересах;
  • скрывал информацию о деталях сделки от других участников общества, заведомо зная о том, что заключение соглашения повлечет за собой неблагоприятные последствия для компании;
  • не осуществлял надлежащую проверку контрагентов и подрядчиков, с которыми заключались сделки (например, не давал оценку добросовестности партнера по бизнесу, не проверял наличие лицензии у исполнителя, когда законодатель обязывал его иметь такой документ, и пр.);
  • подделывал или скрывал документы общества и пр.

Учредитель (или один из учредителей) общества не обязан исполнять чьи-либо указания, поэтому сослаться на то, что в ходе осуществления вышеуказанных действий он исполнял чужие указания, не получится. Если учредитель не докажет, что причиной исполнения действий, повлекших за собой банкротство компании, стала его недостаточная квалификация, ему придется погашать долги, сформировавшиеся перед кредиторами, за счет собственных средств, не привлекаемых к ведению бизнеса. К ответственности можно привлечь как одного из учредителей ООО, так и нескольких из них — в этом случае отвечать перед кредиторами они будут совместно.

Ответственность директора при банкротстве

Генеральный директор — это лицо, на которого учредителями общества возлагаются обязанности по руководству деятельностью фирмой, принятию оперативных и стратегических решений, осуществлению контроля над результатами ее функционирования. Директором может стать как один из учредителей общества, так и сторонне лицо, не имеющее доли в его уставном капитале.

Директор может осуществлять любые юридически значимые действия от имени общества, а это значит, что он несет ответственность за результаты их исполнения наравне с лицами, имеющими статус учредителя. Однако директор может быть освобожден от субсидиарной ответственности, если он является наемным сотрудником и в ходе судебных разбирательств сможет доказать, что его действия стали результатом исполнения указаний, данных лицом, обладающим соответствующими полномочиями (т. е. учредителем). В противном случае ему придется погашать долги предприятия за счет собственных средств.

Для привлечения руководства к ответственности потребуется:

  1. Составленное заявление о том, что руководитель или учредитель должен быть привлечен к субсидиарной ответственности. На бумаге потребуется изложить доводы в пользу виннового лица, основываясь при этом на законы. Также требуется указать финансовую проверку деятельности должника.
  2. Требуется собрать реестр требований, выдвигаемых кредиторами, счет с банка. Это позволяет доказать суду невозможность погашения задолженности.
  3. К заявлению необходимо приложить ксерокопию запроса руководства от управляющего на передачу всей бухгалтерской документации. Это серьезное основания для привлечения к ответственности.
  4. Выписка ЕГРЮЛ по отношению к должнику.

ВС пояснил нюансы привлечения контролирующих лиц должника к субсидиарной ответственности

30 сентября Верховный Суд РФ вынес Определение № 307-ЭС17-11745 (2) по обособленному спору о привлечении к субсидиарной ответственности должника его контролирующих лиц и взыскании с них свыше 2,7 млрд рублей.

Обстоятельства дела

С ноября 2000 г. Вениамин Грабар являлся президентом ОАО «Промышленная группа «Ладога» и участником АО «Холдинговая компания «Ладога», которая была собственником торговых марок группы компаний. В июле 2014 г. данный гражданин стал управляющим КТ «Ладоком холдинг КГ» (участник ООО «Ран-Эстейт», в собственности которого находится имущественный комплекс группы компаний «Ладога»). В период с 1999 г. до февраля 2010 г. Вениамин Грабар также был генеральным директором ООО «Холдинговая компания «Ладога», с 2014 г. – президентом ОАО «Ладога Дистрибьюшен», осуществляющего дистрибуцию алкогольной продукции группы компаний «Ладога».

В свою очередь, Андрей Купоросов в период с марта 2010 г. по февраль 2015 г. являлся руководителем, а в последующем ликвидатором ОАО «Промышленная группа «Ладога». Он также был участником АО «Холдинговая компания «Ладога», до сентября 2015 г. – участником КТ «Ладоком холдинг КГ».

В ходе выездных налоговых проверок «Промышленной группы «Ладога» было установлено, что в 2010–2011 гг. общество при участии подконтрольных ему фирм-«однодневок» осуществляло мероприятия, направленные на уменьшение налоговой нагрузки и получение необоснованной налоговой выгоды. В результате выявления искажения данных бухгалтерской отчетности налоговики доначислили обществу суммы налогов, сборов, пеней и штрафов.

Контролирующие органы также выявили факт вывода значительного объема денежных средств должника (свыше 1 млрд руб.) в пользу иностранной компании «Максбурн Лимитед». Так, поступающие от хозяйственной деятельности общества денежные средства перечислялись по цепочке в течение одного или двух банковских дней на расчетные счета доверенных лиц, а далее на счета организаций, имеющих договорные отношения с должником, либо на счета фирм-«однодневок». Указанные действия осуществлялись с января 2012 по декабрь 2013 г.

В марте 2014 г. при наличии задолженности по уплате обязательных платежей в бюджет РФ произошла реорганизация «Промышленной группы «Ладога»: имеющиеся активы юрлица были переведены на вновь созданное ООО «Группа Ладога», которое фактически начало работать в тех же помещениях и на оборудовании, ранее принадлежавшем должнику, с теми же работниками и контрагентами.

Кассация отказалась привлекать к субсидиарной ответственности одного из двух контролирующих лиц

В рамках дела о банкротстве должника ФНС России обратилась в суд с заявлением о привлечении к субсидиарной ответственности ряда лиц, включая Вениамина Грабара и Андрея Купоросова, а также о взыскании с них в солидарном порядке свыше 2,7 млрд руб.

Арбитражный суд удовлетворил заявление налоговой службы лишь частично. Он привлек Вениамина Грабара и Андрея Купоросова к субсидиарной ответственности по обязательствам должника, отказав в удовлетворении остальной части заявления. Производство по обособленному спору было приостановлено до окончания расчетов с кредиторами. Впоследствии апелляция поддержала решение первой инстанции.

Обе инстанции исходили из того, что спорные действия должника не могли осуществляться без одобрения, участия и контроля указанных граждан, занимающих ключевые позиции в его руководстве. Суды также учли, что признаки неплатежеспособности общества возникли из-за привлечения к ответственности за налоговые правонарушения и взыскания с него значительной суммы задолженности в бюджет РФ. Впоследствии в результате перевода всего имущественного комплекса, товарных знаков и персонала общества в ООО «Группа Ладога» должник окончательно утратил возможность осуществлять хозяйственную деятельность и рассчитываться с кредиторами. Следовательно, несостоятельность «Промышленной группы «Ладога» связана не с объективными рыночными факторами, а исключительно с его поведением, воля которого формируется именно контролирующими лицами.

Читать еще:  Можно ли вернуть шубу в магазин по закону?

Однако впоследствии окружной суд отменил судебные акты нижестоящих инстанций относительно привлечения к субсидиарной ответственности Вениамина Грабара, отказав в удовлетворении заявления в этой части. Суд округа отметил, что согласно должностной инструкции президент общества подотчетен генеральному директору последнего. Он лишь контролировал эффективное взаимодействие трудового персонала должника, его структурных подразделений в целях достижения наибольшей экономической и маркетинговой эффективности, а также внедрение научно-технического прогресса по всем направлениям его деятельности.

Верховный Суд посчитал привлечение к субсидиарной ответственности обоснованным

В кассационной жалобе в Верховный Суд ФНС России просила отменить постановление окружного суда, ссылаясь на существенные нарушения норм права.

Изучив материалы дела № А56-83793/2014, высшая судебная инстанция отметила, что различные редакции Закона о банкротстве предусматривали и продолжают предусматривать возможность привлечения контролирующего лица к субсидиарной ответственности за доведение должника до банкротства (создание ситуации, когда невозможно погасить требования кредиторов).

«Несмотря на последовательное внесение законодателем изменений в положения, регулирующие спорные отношения, правовая природа данного вида ответственности сохранилась. Как ранее, так и в настоящее время к такой ответственности подлежало привлечению лицо, осуществляющее фактический контроль над должником (независимо от юридического оформления отношений) и использовавшее властные полномочия во вред кредиторам, то есть своими действиями приведшее его к банкротству», – отмечено в определении.

В то же время Верховный Суд подчеркнул, что установление фактического контроля не всегда обусловлено наличием (отсутствием) юридических признаков аффилированности (п. 3 Постановления Пленума ВС РФ о некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве от 21 декабря 2017 г. № 53). «Напротив, конечный бенефициар, не имеющий соответствующих формальных полномочий, в раскрытии своего статуса контролирующего лица не заинтересован и старается завуалировать как таковую возможность оказания влияния на должника. При ином подходе бенефициары должника в связи с подконтрольностью им документооборота организации имели бы возможность в одностороннем порядке определять субъекта субсидиарной ответственности путем составления внутренних организационных документов (локальных актов) выгодным для них образом, что недопустимо. Статус контролирующего лица устанавливается в том числе через выявление согласованных действий между бенефициаром и подконтрольной ему организацией, которые невозможны при иной структурированности отношений», – пояснил Суд.

В рассматриваемом деле, указал ВС, Вениамин Грабар, согласно карточкам банковских счетов, был вправе распоряжаться денежными средствами общества самостоятельно. Он является управляющим КТ «Ладоком холдинг КГ» и участником АО«Холдинговая компания «Ладога», которым принадлежат основные активы должника (объекты недвижимости и интеллектуальной собственности). На встрече с представителями ФНС России при разрешении вопроса о снятии ареста со счетов ООО «Группа Ладога», а также в СМИ этот гражданин позиционировал себя в качестве бенефициара группы компаний «Ладога».

Как пояснил ВС РФ, именно совокупность вышеуказанных факторов позволила первой и второй судебным инстанциям констатировать наличие у Вениамина Грабара признаков контролирующего должника лица с возможностью формирования и реализации финансовых и иных административно-хозяйственных решений. Следовательно, бремя опровержения доводов ФНС России возлагается на указанного гражданина как процессуального оппонента. При этом ответчику недостаточно ограничиться только отрицанием обстоятельств, на которых настаивает истец, так как ему необходимо представить собственную версию вменяемых ему событий.

Высшая судебная инстанция заключила, что Вениамин Грабар не пояснил, как его предшествующее поведение согласуется с позицией в рассматриваемом обособленном споре, по которой он не признает себя контролирующим должника лицом. В связи с этим Верховный Суд отменил постановление окружного суда и оставил в силе судебные акты первой и второй инстанций.

Представитель Вениамина Грабара не согласился с выводами ВС

В судебном разбирательстве интересы Вениамина Грабара представлял управляющий партнер юридического центра «Lex&Juris» Захарий Моллер.

В комментарии «АГ» он сообщил, что определение Верховного Суда повлечет формирование отрицательной практики привлечения контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности. Он также отметил, что Судебная коллегия по экономическим спорам скорее внесла путаницу, чем единообразие в вопросах определения лица в качестве контролирующего.

По его мнению, вывод Суда о том, что Вениамин Грабар является бенифициарным владельцем, основан лишь на следующих обстоятельствах:

  • возможность (но не фактическая реализация права) распоряжаться денежными средствами должника;
  • участие и управление компаниями, которым принадлежат используемые должником основные активы (по сути, контрагенты должника);
  • встречи с представителями налогового органа;
  • якобы «позиционирование» себя в качестве бенефициара в СМИ.

«При этом Верховный Суд вышел за пределы своих полномочий, так как переоценил ряд фактических обстоятельств. Суды первой и апелляционной инстанций в основу своего вывода о наличии у Вениамина Грабара признаков контролирующего лица положили лишь только факт его участия и управления АО «Холдинговая компания «Ладога» и КТ «Ладоком холдинг КГ». ВС РФ, отменяя постановление окружного суда, не дал никакой оценки его выводам об экстраординарности такого механизма защиты прав кредиторов, как субсидиарная ответственность. Таким образом, Верховный Суд противоречит сам себе, так как в своем постановлении Пленума от 21 декабря 2017 г. № 53 он прямо указал, что «привлечение контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности является исключительным механизмом восстановления нарушенных прав кредиторов». Совокупность обстоятельств, на которые сослался Верховный Суд РФ, не является достаточной для того, чтобы однозначно сделать подобный вывод, они являются косвенными доказательствами, которые напрямую друг с другом не согласуются», – полагает Захарий Моллер.

По его словам, в материалах дела нет ни единого доказательства того, что непосредственно Вениамин Грабар совершал какие-либо действия или заключил сделку, направленные на причинение вреда должнику или его кредитором. Он подчеркнул, что в противном случае налоговый орган в первую очередь сослался бы на это, а суды бы указали это в своей мотивировке решений. «Поэтому возложение на указанного гражданина бремени опровергать доводы налогового органа не имеет под собой законного основания. Бремя доказывания наличия оснований для ответственности лежит в данном случае на кредиторе – налоговом органе», – пояснил юрист.

Читать еще:  Структурное подразделение организации — наименования виды и функции

Захарий Моллер добавил, что неопределенность в вопросах определения лица как контролирующего заключается также и в том, что Верховный Суд не дал внятную систему координат, по которой должностные лица компаний смогли бы однозначно определить себя как контролирующее лицо. «Подход ВС РФ не согласуется и с признаками для определения лица как контролирующего в ст. 61.10 Закона о банкротстве. Он также противоречит ст. 10 Закона, действующей на момент признания должника банкротом. «В определении Верховного Суда мы не видим то, как соотносятся установленные судом обстоятельства с нормой закона, раскрывающей признаки контролирующего лица», – подытожил юрист

Эксперт «АГ» оценил значимость выводов Верховного Суда

Юрист юридического бюро «ОЛИМП» Иван Хорев полагает, что определение ВС является важным, в первую очередь из-за того, что Суд дал более-менее ясные критерии и примеры того, какими косвенными доказательствами может быть подтвержден статус бенефициара должника и как их следует опровергать привлекаемому к ответственности бенефициару.

«Основной проблемой в данной категории споров является все-таки процесс доказывания того, что то или иное лицо осуществляло фактический контроль за должником и могло определять действия его органов управления, при этом формально не являясь руководителем должника. Вторым, не менее важным, выводом суда является указание на обязанность привлекаемого к ответственности лица со ссылками на доказательства раскрыть собственную версию инкриминируемых ему событий, что само по себе должно служить наиболее объективной оценке всех обстоятельств дела», – пояснил эксперт.

По его словам, тем самым Верховный Суд разъяснил стандарт доказывания бенефициаром своей добросовестности. «Выводы ВС, безусловно, будут учитываться судами нижестоящих инстанций при рассмотрении подобных споров, а также будут способствовать наиболее всестороннему судебному разбирательству по такой категории споров», – заключил Иван Хорев.

Кейс: избавление от субсидиарной ответственности

К нашим юристам обратилась крупная московская строительная компания за юридической помощью в процессе банкротства. В ходе анализа деятельности оказалось, что на ней числится более 58 миллионов рублей задолженности. Был дебиторский долг 4,5 миллиона, но должник признал банкротство, взыскать ничего не удалось. Стоимость активов на момент банкротства составляла чуть более 6 миллионов рублей. Кредиторы обратились в суд, требуя признать банкротство строительной компании. После процедуры банкротства компании против собственника был подан иск о привлечении к субсидиарной ответственности.

Наши специалисты внимательно изучили требования, привлекли независимых экспертов, и пришли к выводу, что долги выросли в рамках обычной хозяйственной деятельности, с учетом предпринимательских рисков. Все сделки с контрагентами совершались и ранее, потом ввиду банкротства последних и вырос долг компании.

Арбитражный суд первой инстанции принял решение о привлечении собственника к ответственности в размере 46 миллионов рублей. Однако Апелляционная и Кассационная инстанции отменили это решение, указав, что сама по себе задолженность компании не являлась свидетельством фиктивного или преднамеренного банкротства. Действия собственника осуществлялись в рамках обычной деятельности, что подтверждалось бухгалтерской и финансовой отчетностью компании за последние 5 лет.

Вам нужна защита субсидиарная ответственность? Обращайтесь, мы расскажем, как подготовиться, чтобы минимизировать риски, и аккуратно вывести личное имущество из собственности, чтобы оградить его от взысканий за долги компании. Если процедура уже идет, мы поможем перевести долг на бывшего директора или учредителя, если вы номинальный или просто новый руководитель.

В судебной практике грамотное сотрудничество с банком в поимке настоящих КДЛ приводит к освобождению от субсидиарной ответственности подставных — тех, кого вписали в ЕГРЮЛ сразу после проведения мошеннических сделок. Наши юристы работают во всех регионах — от Москвы до Сахалина, звоните, мы помогаем даже в сложной ситуации!

Субсидиарная ответственность при банкротстве физлица

Хорошая новость: субсидиарная ответственность не возникает при банкротстве физических лиц. Российское законодательство не предусматривает в отношении личных долгов субсидиарной ответственности, так как, в отличие от субъектов предпринимательской деятельности, граждане самостоятельно принимают решения об участии в кредитовании и прочих финансовых проектах.

На намерение физических лиц взять кредит способны повлиять их близкие, но и в их отношении не возникает субсидиарка. При этом супруг должника солидарно отвечает по всем обязательствам, возникшим в период официального брака.

При угрозе привлечения к субсидиарной ответственности велик соблазн списать этот долг через банкротство физических лиц. Попадая под прессинг кредиторов, жаждущих взыскать все свои потери с субсидиарного должника, последний задается вопросом, как жить с неподъемной кредитной нагрузкой.

Помощь юриста при банкротстве физлица

Действительно, процедура банкротства позволяет неплатежеспособным гражданам списать большинство долгов, но, увы: субсидиарка в них не входит.

Если долг предприятия уже просудили, то банкротство физического лица от субсидиарки не избавит. Повторимся, эта категория задолженностей не списывается.

Как директору избежать субсидиарной ответственности

Если банкротство уже на горизонте, а долги растут, можно попытаться избежать субсидиарной ответственности. Для этого рекомендую:

  • не совершать рискованных сделок, например не продавать товары по цене ниже рынка. И не дробить бизнес;
  • не брать один долг в приоритет, а платить все долги по частям;
  • проверять партнеров еще внимательнее и не работать с однодневками и компаниями с сомнительной репутацией;
  • не забирать деньги в виде дивидендов и не выплачивать премии;
  • не покупать на последние деньги технику, транспорт, что угодно, если в этом нет очевидной выгоды для компании;
  • придумать объяснения сделок, чтобы доказать их разумность. Можно рассказать, что решения были направлены на развитие и получение прибыли.

Суд привлечет должника к субсидиарной ответственности, если поймет, что он сам довел компанию до банкротства, своими поступками или бездействием. Если решения руководства признают правильными, а долги возникли не по их вине, ответственности можно избежать. Например, если директор начал работать в компании, в которой уже были долги, и он пытался решить проблемы, но не успел.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector