Pravo-76.ru

Юридический журнал
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Лингвист это кто чем занимается что делает простыми словами

Плюсы и минусы профессии Лингвист

Лингвист- это специалист, по языкознанию, языковедению. Занимается историей образования и развития языков, их характерные особенности и структуры. Лингвистика делится на практическую и теоретическую деятельность.

Основная задача лингвистов- разобраться в строении диалекта, его происхождении. До сих пор не раскрыто происхождение алфавитов, слов, речи. Ведутся исследования, выдвигаются теории, помогающие раскрыть многие языковые вопросы.
Лингвисты делятся на несколько квалификаций.

Есть ученые, специализирующиеся на конкретном языке – русисты, англисты, японисты, татароведы.

Специалисты по группе языков — германисты, тюркологи, романисты

Специалисты по языкам региона — американисты, африканисты.

Есть смежные разделы лингвистики, к примеру, с психологией: паралингвистика, нейролингвистика, социолингвистика. Эти науки изучают язык в его связи с человеческим мышлением, физиологией. Существует группа ученых, изучающих современный сленг — говор в современной трансформации.

Лингвисты, занимающиеся непосредственно наукой, работают в высших учебных заведениях и исследовательских институтах. Ученые-практики работают в различных организациях над разработками программ компьютерного анализа, машинного перевода, над созданием искусственных языков, распознавания текста, разработкой лингвистического программного обеспечения.

Стоит отметить также, что работа по профессии лингвист переводчик, подразумевает работу с текстами. Одновременно может быть педагогом, корректором, журналистом, переводчиком. Языковед найдет применение своему труду в любой сфере, где требуются профессиональные навыки работы с текстом.

Личные качества, которые должны быть у лингвиста:

  • внимательность,
  • хороший слух, память,
  • терпение,
  • усидчивость,
  • внимание к деталям,
  • организованность, самодисциплина,
  • концентрированность внимания,
  • стремление к профессиональному совершенству,
  • умение запоминать надолго большие объемы информации,
  • грамотно выражать свои мысли,
  • упорство,
  • склонность к исследовательской деятельности.

Профессия лингвист плюсы и минусы.

Плюсы профессии лингвиста:

1) Главным плюсом является востребованность специалистов данного профиля. Поэтому проблем с трудоустройством не возникает. На сегодняшний день лингвисты требуются в сфере информационных технологий, связях с общественностью, средствах массовых коммуникаций и рекламе. Достигнув успеха в исследовательских разработках, лингвист может рассчитывать на повышение по карьерной лестнице, и соответственно, увеличение заработной платы.

2) Лингвисты, владеющие иностранными языками, могут иметь возможность работать за границей и больше шансов на повышение. Также могут свободно общаться с людьми в путешествиях и изучать культуры других стран.

3)Еще один плюс- это возможность работать удаленно.

Минусы профессии:

1) К минусам профессии можно отнести ненормированный график работы. Вместе с этим огромная ответственность и большая нагрузка.

2) Второй минус- работа может превратиться в рутину. Так как не все люди могут стать профессиональными лингвистами. Работа требует таланта к преподавательской деятельности и большого терпения.

3) Задержка зарплаты, которая поступает когда приходит оплата от заказчика.

Так же предлагаем ознакомиться с профессиями PR-менеджер, визажист и бармен.

Итак, перед выбором данной профессии стоит подумать, подходит ли она. Если человек привык ежедневно заниматься рутинной работой для достижения определенных целей, то вполне возможно, что работа будет приносить удовольствие.

Хотите узнать больше? Смотрите видео:

Классификация лингвистов

Лингвист может быть специалистом по конкретному языку, к примеру, изучать тонкости арабского, русского или английского языков и называться соответственно, арабистом, русистом либо англистом. Кроме того, лингвисты подразделяются по языковым группам: существуют тюркологи, романисты или монголоведы.

Имеет место подразделение и по теме лингвистики. Сегодня можно встретить морфологов, семантистов и фонетистов. Формалист, когнитивист, структуралист и функционалист — это тоже представители лингвистической братии, только тут уже идет упор на теоретические направления.

Кто такой лингвист и где он работает?

Современный нам мир с каждым годом становится всё более открытым и доступным для общения. Люди из разных стран и с разных континентов, пользуясь интернетом и другими средствами коммуникации, могут без помех обмениваться новостями и мнениями.

Единственной преградой для контактов в большинстве случаев является незнание языков друг друга. Но этой помехи не существует для лингвистов, потому что их специальность – это языки и всё, что с ними связано.

Кто такой лингвист?

Научная специальность лингвистика изучает строение и закономерности развития различных языков, их взаимосвязи и взаимопроникновение, их историю и современное состояние. Это обширный пласт знаний, которые сегодня становятся всё более востребованными в самых разных сферах деятельности.

Лингвисты могут заниматься теоретическими исследованиями, проводить целые дни в библиотеке, изучая старинные книги, либо сотрудничать с продвинутыми программистами, стараясь вместе с ними «научить» компьютер говорить и понимать сказанное вслух. Лингвисты переводят книги и составляют словари, изучают молодёжные сленги и полузабытые местечковые говоры.

Классификация лингвистов

Несмотря на то, что всерьёз изучением лингвистики учёные занялись лишь в последние полтора столетия, сегодня эта наука представлена множеством направлений и специализаций.

В зависимости от изучаемых языков лингвисты:

– специализируются на одном конкретном языке – русском, английском, португальском, банту, китайском и т.д.;

– специализируются на семье родственных языков – славянских, угро-финских, романских, семитских и т.д.;

– специализируются на языках одного региона – американисты, кавказоведы, африканисты и т.д.

Специализация может проявляться по направлениям изучения языков. Если лингвист занимается изучением произношения, звуков языка, он называется фонетистом. Если его специализацией являются закономерности правописания, его называют синтаксистом. Существует немало подобных специализаций: морфологи, типологи, лексикологи, семасиологи и т.д.

Помимо того, в лингвистике существует ряд теоретических направлений, согласно которым специалисты могут быть функционалистами либо формалистами, генеративистами, структуралистами, когнитивистами и т.д.

В России лингвистика входит в состав филологических наук, поэтому любого лингвиста можно назвать филологом, и в этом не будет никакой ошибки.

Где работают лингвисты?

Сегодня лингвисты различных специализаций широко востребованы во многих сферах деятельности.

1. Традиционное приложение сил лингвистов – преподавание в школах и ВУЗах различных дисциплин и направлений лингвистики.

2. Переводческое дело – не менее важная и востребованная работа для лингвиста, специализацией которого является изучение иностранного языка либо группы языков.

3. Разработка софта для компьютеров – достаточно новое, но бурно развивающееся направление деятельности лингвистов. В него входит создание голосового управления, разработка программ автоматического перевода, распознавания устной и письменной речи и т.д.

4. Написание учебников, словарей, редактирование печатных изданий, работа над теорией языкознания – академическое направление лингвистики, подходящее для тех, кто больше всего склоняется к чистой науке.

Насколько востребована профессия лингвиста?

Как и во многих других профессиях, в лингвистике успех зависит, прежде всего, от человека, выбравшего эту профессию. Для лингвиста очень важными чертами характера являются упорство, усидчивость и хорошая, развитая память, аналитические способности, умение классифицировать предметы и явления, развитое ассоциативное мышление.

Если к этим качествам добавить высшее образование, полученное в хорошем ВУЗе, то шансы стать востребованным, успешным специалистом весьма велики. Они ещё более повышаются, если лингвист получает второе образование в одной из смежных специальностей – к примеру, психологии, IT, менеджменте и т.д.

Хорошему лингвисту вовсе не обязательно жить в крупном городе: сегодня он может удалённо сотрудничать с любой организацией и делать успешную карьеру, находясь в небольшом городке или сельском посёлке.

Пришло время обсудить плюсы и минусы, с которыми сталкивается каждый лингвист при трудоустройстве.

Начнём как обычно с плюсов:

  • На сегодняшний день профессия является довольно востребованной;
  • В большинстве случаев заработная плата лингвистов довольно высокая, в сравнении со средним доходом граждан нашей страны;
  • Выбор данной профессии – отличная возможность путешествовать в зарубежные страны и даже переехать;
  • Безусловно это новые знакомства. Ведь работа лингвиста построена на коммуникации;
  • Зачастую специальность не требует постоянного нахождения в офисе, да его попросту может и не быть (из-за невостребованности). Поэтому работать можно удалённо, из дома или кафе, где есть интернет;
  • В сфере лингвистики, каждый, усердно старающийся, может подняться по карьерной лестнице.

Ну и конечно же нельзя упустить минусы профессии «лингвист»:

  • Прежде всего, профессия требует огромной отдачи. Вы должны быть максимально усидчивыми, чтобы добиться высоких результатов;
  • Всё-таки встречаются лингвисты с низкой заработной платой. Это связано с местом работы (невостребованность в данном регионе), отсутствием опыта (студент);
  • Общение с разными типами людей, которые иногда отрицательно влияют на психологическое состояние специалиста.
Читать еще:  От новичка до специалиста по туризму перспективы направления

Изучаемые дисциплины и срок обучения

Список дисциплин, необходимых, чтобы состояться на ниве лингвистики, должен включать:

  • Основы языковедения. Предполагает проникновение в фонетику, морфемику, лексикологию диалектов, изучение словообразования.
  • Виды перевода.
  • Теорию переводоведения: лексические приемы, методологию.
  • Историю языков и другие предметы.

Очень важна для будущего лингвиста отработка практического применения диалектов (одним из них должен быть «мировой язык» — английский). Наши студенты практикуются за рубежом, общаясь с непосредственными носителями.

Сроки обучения зависят от выбора программы и формы обучения. Классический очный курс бакалавра длится четыре года, магистра — два. При выборе дистанционной формы (on-line), программы выходного дня, вечернего обучения к озвученным срокам добавляется полгода (выпускные экзамены бакалаврам нужно сдавать через 4 года 6 месяцев, магистрам — 2 года 6 месяцев).

Миф № 3. Лингвистика – то же, что изучение иностранных языков, лингвистами называют только специалистов по иностранным языкам.

Цитата из блога : «Насколько я знаю, филолог – специалист в родном языке, а лингвист – в иностранном. » (блогер Тигра_полосатая)

На самом деле: Лингвистика изначально – наука о языке, синоним слова языкознание.

Почему под лингвистикой начали понимать изучение иностранных языков? Почему вузы, не имеющие отношения к науке лингвистике, стали называться лингвистическими? Об этом подробно рассказано в книге известного российского ученого, директора Института лингвистики (в исходном значении этого слова) РГГУ М. А. Кронгауза «Русский язык на грани нервного срыва». Истории слова «лингвистика» посвящена глава «Украли слово». С разрешения Максима Анисимовича приводим здесь эту главу целиком.

Как мы расстраиваемся, когда в языке появляется что-то новое! Например, новое значение у старого слова. Неправильно, – говорим мы детям, – у слова тормоз есть только одно значение, человека так называть нельзя! Но дети на то и дети, чтобы не слушаться старших и играть в свои языковые игры. Когда языковые игры затевают взрослые, все может кончиться гораздо хуже.

Слово лингвистика появилось в русском языке как название науки о языке, синоним языкознания и языковедения . Как всегда бывает в языке, с одной стороны, синонимы конкурировали между собой, с другой – слегка расходились их значения. Слово языковедение тихо уходило из языка, название языкознание закреплялось за уже давно существующими и давно известными научными областями, а лингвистика – за научными направлениями более новыми и современными. Поэтому, скажем, со словом традиционный лучше сочетается языкознание , а традиционная лингвистика как-то менее привычно. Наоборот, структурной лингвистикой называют одно из главных направлений этой науки в двадцатом веке, а вот словосочетание структурное языкознание совсем не звучит. Просто, так не говорят. Так же странно будет звучать и компьютерное языкознание , генеративное языкознание и прочие словосочетания, где прилагательное связано с чем-то современным и актуальным. Раньше в названиях кафедр все больше использовалось слово языкознание : кафедра общего языкознания, кафедра сравнительно-исторического языкознания, кафедра германского языкознания . И только позднее появились кафедры структурной и прикладной лингвистики , кафедры компьютерной лингвистики , кафедры теоретической лингвистики . Короче говоря, слово лингвистика стало потихоньку побеждать и вытеснять слово языкознание . Но любая победа временна, и удар был нанесен со стороны, с которой его никто не ждал.

Лингвистика – наука маленькая, но гордая. Весьма гордая, но в общем-то не слишком большая. В советские времена структурная лингвистика вместе с семиотикой были чем-то вроде научного гуманитарного островка, в минимальной степени подвергшегося коммунистической идеологизации. Стремление к точности, к использованию математических методов было не только и не просто велением времени. Подумаешь, веление времени, этим-то как раз в советское время научились пренебрегать, ведь чуть раньше более чем актуальные генетика и кибернетика были объявлены лженауками, и не случайно, что именно с кибернетикой связывала себя новая лингвистика. Связь с точными науками была еще и способом защиты от идеологии, обязательной в гуманитарной области. Лингвистика шестидесятых годов стала самой точной из гуманитарных наук, и самой гуманитарной из точных. Отсюда возникла и чрезвычайная околонаучная популярность лингвистических штудий, докладов и семинаров, на которых обсуждались пусть малопонятные широкому кругу, но зато независимые от марксизма-ленинизма проблемы. Короче, говоря современным языком, лингвистика – это что-то знаковое, отчасти культовое, и, пожалуй что, элитарное. Ну, так, чтоб всем было понятно.

Перестройка, всеобщий расцвет, а затем всеобщий упадок наук сказался и на лингвистике, но сказался как-то странно. Сначала лингвистика расцвела пышным цветом, а затем. лингвистика продолжала цвести столь же пышным цветом. Появилось множество лингвистических гимназий, факультетов и даже университетов. Для абитуриентов слово лингвистика оказалось столь же привлекательно, как и слово психология и другие менее научные слова типа журналистика и даже менеджмент . Тут что-то не так, подумали лингвисты, и они не были бы лингвистами, если бы не решили эту проблему.

Вместе со словом лингвистика в русском языке появились и слова лингвист , название специалиста в данной научной области (раньше был языковед ), и лингвистический , прилагательное, обозначающее нечто, связанное с данной наукой (раньше было языковедческий ).

Первым столкнулось с проблемами имя прилагательное. Большинство из возникших ЛИНГВИСТИЧЕСКИХ гимназий и университетов к науке лингвистике прямого отношения не имели. Просто-напросто в них изучались (больше и лучше) иностранные языки. Позвольте, – подумали лингвисты, – но лингвистический означает «связанный с наукой лингвистикой», а не с языком, даже и с иностранным. Нет, это вы позвольте, – подумали в ответ специалисты по иностранным языкам и открыли иностранные словари.

Вот, например, в английском языке слово linguistic значит, во-первых, «of linguistics» (то есть «связанный с наукой лингвистикой», по-русски – «лингвистический»), а во-вторых, «of language» (то есть «связанный с языком», по-русски – «языковой»). Так почему бы языковым школам и вузам (то есть школам с усиленным изучением иностранного языка) не называться лингвистическими?

Но ведь это в английском языке (могли бы возразить лингвисты), а в русском это слово относится только к науке.

А нам все равно, нам слово нравится. Раз в английском так, то почему в русском иначе?

Это наше слово! (могли бы закричать лингвисты).

Было ваше, стало общим (могли бы тактично ответить специалисты по иностранным языкам).

Конечно, если бы лингвистика была чем-то вроде фирмы «Ксерокс», она бы запретила использовать свой бренд расширительно, и инязы остались бы инязами, как это приключилось с копировальными аппаратами. Но лингвистика – это не фирма «Ксерокс», ни запретить, ни подать в суд она не может, пришлось смириться с новым значением слова. Но дело одним словом не закончилось, и чтобы в этом убедиться, достаточно открыть английский словарь. В нем написано, что linguist , во-первых, specialist in linguistics , во-вторых, polyglot . Смотрим словарь Гальперина, где написано, что linguist : 1. Человек, знающий иностранные языки. 2. Лингвист, языковед. Теоретический вывод состоял бы в том, что английский язык опять же устроен иначе, чем русский. А практический вывод, который, как это ни смешно, был сделан, состоял в том, что русский теперь будет, как английский. И лингвистические школы, и лингвистические университеты стали лингвистическими, не только потому, что в них преподают иностранные языки, но и потому, что в них готовят ЛИНГВИСТОВ. То есть, как нетрудно догадаться, людей, знающих иностранные языки .

В чем горе лингвистов в старом (еще, впрочем, не исчезнувшем) значении слова? Ну, утратили монополию на слово. Ну, перестали быть элитарными, зато стали популярными, поскольку отблеск популярности иностранных языков падает и на лингвистику. Конкурсы в лингвистические вузы велики, независимо от того, в каком значении используется это слово. И дело даже не в том, что лингвистам нужны их студенты, то есть те, которые хотят заниматься наукой, а не просто выучить один или несколько иностранных языков. Путаница в общественном сознании лингвистов и полиглотов раздражала лингвистов всегда, а сейчас стала как бы законной.

Читать еще:  Как происходит вступление и оформление наследства на земельный участок

Беда в том, что эта путаница произошла все-таки в номенклатурном сознании, и последствия оказались административными, а не какими-то там ментальными. Я пока еще ни разу не слышал, чтобы лингвистом в речи называли человека, знающего один или пару иностранных языков. Однако в перечне вузовских специальностей « лингвист » и даже « лингвистика » в этом смысле уже используются. Есть такое образовательное направление «лингвистика и межкультурные коммуникации», по которому готовят переводчиков и преподавателей иностранного языка, то есть, так и хочется сказать, не-лингвистов. Те «старые лингвисты» как-то сумели выкрутиться, назвав свою специальность «теоретической и прикладной лингвистикой». Нетрудно догадаться, что в нормальной ситуации теоретическая и прикладная области в совокупности и составляют науку. Так, теоретическая и прикладная физика – это просто физика, теоретическая и прикладная химия – это просто химия и так далее. Для лингвистов – эти «лишние» слова нужны, чтобы размежеваться с «новой лингвистикой», в прошлом – изучением иностранных языков. Другое дело, что и такое размежевание проходит недостаточно строго, потому что преподавание иностранных языков вполне может быть отнесено к прикладной лингвистике. На самом деле, это одно из направлений прикладной лингвистики.

Интересно, что государственный стандарт (документ, являющийся основой для введения и осуществления образовательной программы) для бакалавра по лингвистике вообще отсутствует. То есть он существует и даже называется «Бакалавр. Лингвист». Только это лингвист в единственном и уже совсем не научном смысле. Из науки лингвистики, науки о Языке вообще, в него входят всего несколько курсов: «Введение в языкознание», «Общее языкознание», «История языкознания». Они не случайно названы словом языкознание , потому что слово лингвистика в государственном стандарте используется уже для совсем другого. Пока лингвистике (в смысле, науке) учат так называемых специалистов, то есть студентов, которые учатся пять лет. Однако, когда наше государство перейдет на систему «бакалавр – магистр», окажется, что лингвистики на первой ступени (бакалавр) уже не существует, то есть, конечно же, существует, но это совсем не та лингвистика, это лингвистика в новом номенклатурном (и даже не английском) смысле, то есть красиво и научно названное изучение иностранного языка.

И наступит лингвистический рай, и станут все люди лингвистами, потому что, кто же теперь не знает хотя бы одного иностранного языка. А если знает, то он и есть самый настоящий лингвист. Жаль, что гордая, но маленькая наука и ее представители не доживут, потому что новых готовить не будут, а старые долго ли тогда протянут.

(М. А. Кронгауз. Русский язык на грани нервного срыва. М.: Знак: Языки славянских культур, 2007)

Что делают лингвисты в операционной и можно ли плакать на разных языках?

Центр языка и мозга Высшей школы экономики создан в этом году на базе Лаборатории нейролингвистики. Научный сотрудник Центра, кандидат филологических наук Анастасия Лопухина, рассказала «Ножу» о том, когда начинает формироваться язык, как по плачу различить детей разных национальностей, как лингвисты помогают нейрохирургам и почему не нужно ужасаться неграмотным текстам в интернете.

— Чем занимаются в Центре языка и мозга?

— Большая часть наших сотрудников занята в клинических исследованиях, которые проходят на базе Центра патологии речи и нейрореабилитации. Наши лингвисты вместе с врачами Центра, клиническими логопедами, помогают людям, например, восстановить речь после инсульта: зная, какие зоны мозга поражены и какие при этом речевые функции нарушены, мы разрабатываем методы инструменты, позволяющие точнее диагностировать тип афазии и компенсировать эти речевые дефициты.

Также наши коллеги участвуют в операциях на мозге. Допустим, нужно удалить опухоль рядом с речевым центром. Пациента усыпляют, вскрывают его черепную коробку, затем его пробуждают.

— Как в «Докторе Хаусе»?

— Примерно. И так как в мозге нет болевых нервов и человек ничего не чувствует, врач стимулирует разные зоны мозга, а пациент выполняет речевые тесты: называет картинки, заканчивает предложения.

Лингвисты наблюдают за этим, и если во время очередной стимуляции пациент замолчал или ответил неправильно, значит, затронули критически важный участок, и его нужно обойти во время операции. Хирург помечает такие участки.

Кроме блага пациента, во время таких операций решаются и научные задачи. Допустим, человек правильно называет картинки, но не может закончить предложение: после стимуляции у него нарушился синтаксис — значит, говоря очень просто, мы видим, где сосредоточен синтаксис.

— Где у нас речевые зоны?

— В основном это низ лобной и верхняя задняя часть височной доли левого полушария. Но в порождении и восприятии речи участвуют не только они, но и проводящие пути, связывающие эти зоны с другими участками коры, ответственными за память, эмоции и другие высшие психические функции.

Но я работаю только в нашем Центре языка и мозга и занимаюсь психолингвистикой. Психолингвисты не смотрят, как непосредственно работает мозг, мы изучаем связь поведенческих и речевых функций и пытаемся понять, что от чего зависит в порождении и понимании языка.

— Расскажи о Лаборатории детской речи, в которой ты работаешь.

— В двух словах — мы изучаем, как дети осваивают язык.

— В детской психолингвистике уже есть наблюдения, выводы о том, от чего зависит возраст формирования речи и ее качество? И как связаны поведение и речь ребенка?

— Мы уже знаем, что дети, рожденные носителями разных языков, уже в младенчестве плачут по-разному, с разными интонационными контурами. Интонации — это первое, что усваивает ребенок в языке, еще до рождения, в третьем триместре. Звуки там нельзя различить, но тоны внешних шумов ребенок слышит. Естественно, что лучше всего он слышит тоны материнской речи.

И сразу после рождения младенец узнает голос матери: если мама и другая женщина читают одну и ту же сказку, ребенок будет реагировать на них по-разному, даже не видя их, не ощущая их запах.

— То есть по плачу можно отличить китайского ребенка от немецкого?

— По тону плача. И, конечно, не на слух, а с помощью звукоизмерительной аппаратуры.

— Так от чего зависит, что ребенок заговорит рано и хорошо?

— Во-первых, у него должно быть достаточное количество input’а, он должен услышать много речи, причем обращенной именно к нему. Потом, для того чтобы речь запустилась, у ребенка должна быть мотивация общаться, необходимость и умение попросить — жестами, мимикой. Расстройство этой мотивации может быть связано в дальнейшем с другими расстройствами аутического спектра.

Если говорить именно о возрасте, то, конечно, никакой ребенок не заговорит раньше года, но распознают слова, которые часто слышат, дети уже с 6–7 месяцев. Но вообще, в 10–12 месяцев часть произносимых звуков можно уверенно отнести к попыткам осмысленной речи.

— А если говорить о «феномене Маугли», когда ребенок социально изолирован, до какого возраста у него есть возможность заговорить?

— Тут нужно говорить не только о языке, а в целом о критических периодах развития, которые есть не только у человека.

Например, в одном исследовании новорожденным котятам заклеили один глаз, и, когда по истечении предполагаемого критического периода развития зрения открыли этот совершенно здоровый глаз, они им не видели. То есть глаз видел, а мозг не видел.

То же и с речью. Известен случай американской девочки «одичавшей Джини», которую первые 13 лет жизни родители держали практически в полной изоляции, привязывали к стулу одну в комнате, наказывали за попытки говорить. После освобождения с ней долго работали американские психиатры, из случая Джини выросла целая научная программа. Ее пытались адаптировать к социуму, но это было очень трудно. Что касается языка, Джини смогла освоить какое-то, очень несущественное, количество лексики и грамматики, но полноценно общаться, конечно, она тоже была не в состоянии. Но это хоть и очень печальный, но все же и очень маргинальный случай.

Читать еще:  Основания приобретения права пожизненного наследуемого владения земельным участком

А лучший способ сделать так, чтобы ребенок заговорил рано и хорошо, давно придуман, и его используют все хорошие родители. Это тот самый baby talk, все эти «Ой, смотри, что у нас тут? Солнышко!» Утрированная материнская речь фокусирует внимание ребенка, помогает ему связать означающее и означаемое, звук и картинку. Дети, с которыми мамы много так разговаривали, лучше понимали слова, чем те, чьи матери, будучи в послеродовой депрессии, общались с ними с меньшими интонационными вариантами — то есть попросту холодно, отстраненно.

— Как устроен детский билингвизм?

— Если мама говорит на одном языке, а папа на другом, то ребенок слышит в два раза меньше и того и другого языка, чем если бы родители говорили на одном. Он заговорит на обоих языках, но позже, чем его ровесники на своем единственном родном.

— Есть какие-то теории о детской языковой гениальности? То есть почему Пушкин в 15 лет писал, грубо говоря, профессиональные тексты?

— Умение построить длинное высказывание и целый рассказ — это очень сложная речевая компетенция, которой в полной мере не владеют обычные подростки. Полностью этот навык формируется иногда только к 20 годам. Это связано опять же с лобными долями, от которых зависит контроль и планирование, где рождается сознательное намерение построить рассказ.

Но в случае литературных вундеркиндов я не стала бы сводить их гениальность только к языковым способностям. У них в целом опережающее психическое развитие. А оно зависит от генетики и окружения, и гениальность — результат их особенного сочетания.

Но в любом случае, если у ребенка ускоренное развитие в любой сфере, не только языковой, если что-то он может делать как взрослый, все равно не стоит ждать и тем более требовать от него, чтобы он вообще вел себя как взрослый. Потому что, повторюсь, общее психическое формирование идет лет до 20. И мы помним примеры вундеркиндов, от которых много ждали и которые, утратив свои сверхспособности, тяжело адаптировались ко взрослой жизни, и судьба их складывалась иногда очень печально. Одно дело Пушкин, сформированная и гармоничная личность. И совсем другое — Ника Турбина, которая выпустила первый сборник своих стихов в девять лет, в подростковом возрасте начала пить, а в 27 лет трагически погибла.

— Насколько тесно связаны устная и письменная речь? Сейчас в интернете можно увидеть настолько некачественные тексты, что возникает подозрение, что их авторы очень слабо владеют языком вообще.

— Есть исследования, показывающие, что если ребенок в пять месяцев может отличить паттерны ударения родного языка от чужого…

— …Паттерны ударения?

— Например, первый слог должен быть безударный, второй ударный; если по этим паттернам ребенок может узнать свой родной язык, то освоит он его быстрее и лучше: у него будет большой словарный запас, сложный синтаксис, длинные предложения и т. д. Это что касается прогнозов на самом раннем этапе.

Если говорить о письме и чтении, то тоже есть вероятность, что ребенок начнет писать и читать тем раньше, чем он заговорил. Но есть такие вещи, как дислексия и дисграфия.

— Вот! В условных «одноклассниках» это они?

Дислексия — это когда ребенок плохо соотносит звуки и буквы, переставляет слоги при чтении и, соответственно, плохо читает; дисграфия — то же самое при письме: путаются слоги, буквы.

— Это органическая вещь?

— Да, но она поддается корректировке.

У дислексии может быть фонологическая природа: ребенок плохо различает звуки и потом, когда при обучении письму звуки нужно связать с буквами, путает также и буквы. Главное не считать, что ребенок бездарь и плохо старается.

Можно научить его компенсировать эти недостатки, сейчас есть разные увлекательные для детей игры на эту тему.

— А можно ли сказать, что если люди плохо пишут, значит, они плохо усвоили язык в детстве?

— Письменная и устная речь связаны не критично, они не обуславливают друг друга. Вопрос всего лишь в тренировке. Речь — это навык, и если устную мы тренируем постоянно, без нее мы просто не сможем функционировать, то в письменной речи нет такой острой необходимости. Но ее и легче при желании тренировать, ведь ее можно планировать и продумывать так долго, как это необходимо. Тогда как устная — это страшно сложный процесс: мы одновременно думаем о том, что хотим сказать, подбираем слова, вставляем их в синтаксическое дерево, все это переводится в звуки, которые мы одновременно говорим и слушаем.

Мы с коллегой исследовали в этом контексте слова-паразиты — которые для порождения и понимания речи на самом деле совсем не паразиты, а помощники. Они дают нам время для планирования. Говорящему они помогают построить длинное высказывание, если у него мало подобного опыта. А слушающему они сигнализируют о затруднениях говорящего в высказывании. Наше понимание в принципе предсказательно: слушая, мы стремимся угадать, что нам скажут. И слово-паразит или разные «э-э-э», «м-м-м» готовят нас к тому, что дальше будет новое слово или сложная тема — говорящий их как раз сейчас ищет.

— И все-таки ответь на тот первоначальный вопрос: почему большинство наших соотечественников сейчас пишут в интернете так, будто они не учились в школе? Тебя это не ужасает?

— Мы сейчас все можем писать.

«Ужасает» качество письменных текстов только потому, что мы имеем возможность сравнить их с текстами наших предшественников из XX, XIX века — оттуда до нас дошли только лучшие тексты, которые создало грамотное образованное меньшинство.

А сегодня писать могут все и, соответственно, статистически мы видим и много «мусора».

Но вообще, я, кажется, догадываюсь, что именно тебя «ужасает» — не неграмотность как таковая. Я слышала, что если много раз видеть слово, написанное с ошибкой, то это может повлиять на ментальный лексикон даже грамотного человека, исказить образ этого слова и спровоцировать ошибку. Так что, люди, давайте писать грамотно! — что тут еще скажешь.

— А ты не видишь такой тенденции в пунктуации, когда пробел появляется перед знаком препинания ,главным образом запятой ,а после знака ,наоборот ,исчезает?

— Мне кажется, это просто личные свойства автора.

— Но и в ошибке же должна быть логика.

— Возможно, такие авторы не очень много печатают и просто не знают, где ставить пробел?

— То есть книжку в школе они не видели?

— Слушай, ну кто-то более внимательно относится к тексту и слову, кто-то менее. У кого-то лучше развито статистическое научение (которое начинает работать примерно в 10 месяцев), когда человек в своем языковом опыте может найти закономерности и вычленить «правильные» для его родного языка варианты. Пресловутая врожденная грамотность, которой, конечно же, не существует — это всего лишь начитанность, точнее — насмотренность. То есть тот, кто говорит, что у него врожденная грамотность, просто с детства много читает и помнит, как выглядят слова.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector