Pravo-76.ru

Юридический журнал
1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

ВС назвал обязательное требование для договора займа legalreport

Верховный Суд пояснил порядок толкования условий договора займа

Президиум Верховного Суда вынес Постановление № 9-ПВ19 по спору о взыскании иностранной компанией сумм задолженности по договору займа с российской организации и ее поручителя-физлица.

Российская организация не вернула заем иностранной компании

В марте 2013 г. кипрская компания «Бетафин Лимитед» предоставила 103 млн руб. ООО «Монолит» под 12% годовых по договору займа, заключенному на несколько месяцев. По условиям договора, заем или его часть могли выдаваться в рублях или иностранной валюте. В свою очередь, проценты начислялись в валютах, в которых были получены соответствующие суммы займа. При этом заем должен быть возвращен в тех же суммах и валютах, в которых был получен, а проценты – уплачены в тех же валютах, что и соответствующие суммы займа.

За нарушение сроков возврата займа и (или) сроков уплаты процентов по нему заемщик обязался выплатить кредитору пеню в размере 3% от просроченной суммы в месяц. Поручителем общества по договору займа выступил Сергей Ниценко, с которым кипрская компания заключила договор, являющийся неотъемлемой частью договора займа.

В апреле того же года компания «Бетафин Лимитед» перечислила на расчетный счет заемщика 1,2 млн долл., 600 тыс. евро и 830 тыс. фунтов стерлингов. Поскольку российское общество не исполнило обязательства по возврату суммы займа и процентов, кредитор обратился в суд с иском о взыскании в солидарном порядке с заемщика и поручителя договорной задолженности, процентов за пользование займом (449 тыс. долл., 224 тыс. евро, 309 тыс. фунтов стерлингов), а также пени (1,6 млн долл., 848 тыс. евро, 1,1 млн фунтов стерлингов) и процентов за пользование чужими денежными средствами в размере 56 млн руб.

Суды разошлись в позициях о толковании условий договора

Суд первой инстанции удовлетворил требования истца частично, взыскав в его пользу с должника заявленные суммы задолженности по договору и проценты за пользование займом в рублевом эквиваленте по курсу ЦБР на день исполнения решения суда. Также были взысканы пени в размере 900 тыс. долл., 500 тыс. евро, 600 тыс. фунтов стерлингов в рублевом эквиваленте по курсу ЦБР на день исполнения решения суда и проценты за пользование чужими денежными средствами в размере 36 млн руб. В удовлетворении исковых требований к Сергею Ниценко было отказано в связи с прекращением поручительства за истечением срока. В дальнейшем апелляция поддержала решение первой инстанции.

Общество «Монолит» подало кассационную жалобу в Верховный Суд, Судебная коллегия по гражданским делам которого отменила указанные акты нижестоящих судов, и дело было направлено на новое рассмотрение в апелляцию.

При новом рассмотрении апелляционный суд отменил решение первой инстанции и вынес новое – о частичном удовлетворении иска. С организации-ответчика в пользу кипрской компании была взыскана задолженность по договору займа по состоянию на 23 мая 2016 г. в размере 102 млн руб. (исходя из реально полученной заемщиком денежной суммы с учетом конвертации основного долга из иностранной валюты в рубли), проценты за пользование займом (свыше 77 млн руб.), пени (100 млн руб.) и расходы на оплату госпошлины (60 тыс. руб.). В удовлетворении остальной части исковых требований к ответчикам было отказано.

При этом апелляция отметила, что целью заключения спорного договора займа являлось получение (передача) в долг денежной суммы в 103 млн руб. Указание в договоре о получении средств и возврате их в той валюте, в которой они передаются, само по себе не может изменять либо устанавливать иную валюту долга и валюту платежа, сделал вывод суд.

Разрешая вопрос о взыскании процентов за пользование суммой займа по договору, апелляция сочла, что проценты необходимо исчислять в размере 12% годовых, начисляемых в валютах, в которых были получены суммы займа, поскольку базой начисления процентов является соответствующая сумма займа в валюте поступления. Суд также отметил, что при заключении договора валютой платежа являлся рубль, при этом стороны предусмотрели возможные инфляционные риски, установив оплату процентов за пользование займом (база начисления процентов) в той иностранной валюте, в которой были получены соответствующие суммы.

Размер подлежащих взысканию с ответчика в пользу истца процентов за пользование заемными средствами был определен апелляцией исходя из ставки 12% годовых и курса валют (доллара, евро и фунта стерлингов) к рублю на день вынесения решения судом первой инстанции.

Впоследствии Судебная коллегия ВС поддержала решение апелляции, оставив без удовлетворения кассационную жалобу общества «Монолит». В частности, Суд отметил, что положения закона о начислении процентов по договору займа являются диспозитивными – следовательно, стороны вправе самостоятельно предусмотреть условия договора, отличные от предусмотренных в законе (в том числе согласовать начисление процентов на сумму займа, полученную в иностранной валюте). Таким образом, подчеркнул ВС, стороны договора займа правомерно договорились о порядке расчета процентов в сумме, эквивалентной определенной сумме в иностранной валюте, и добровольное исполнение ими такого обязательства валютному законодательству не противоречит.

Кассация также указала, что, толкуя условия договора займа о порядке расчета процентов за пользование займом и пени за несоблюдение сроков возврата займа и процентов, апелляция исходила из буквального значения содержащихся в нем слов и выражений и отсутствия каких-либо неясностей или противоречий оспариваемых условий договора положениям закона.

Впоследствии общество обратилось с надзорной жалобой в Президиум ВС на вынесенные по его делу судебные акты нижестоящих инстанций.

Президиум ВС указал судам на необходимость предельно последовательно толковать разные условия одного договора

Изучив материалы дела, Президиум ВС напомнил, что буквальное значение условия договора в случае его неясности устанавливается путем сопоставления с другими условиями и смыслом договора в целом (ч. 1 ст. 431 ГК РФ). Если же содержащиеся в указанной норме правила не позволяют определить содержание договора, должна быть выяснена действительная общая воля сторон с учетом цели договора.

Со ссылкой на п. 43 Постановления Пленума ВС от 25 декабря 2018 г. «О некоторых вопросах применения общих положений Гражданского кодекса о заключении и толковании договора» Президиум ВС напомнил, что предусмотренные ст. 431 ГК правила толкования условий договора направлены на установление судом согласованного волеизъявления сторон и применяются в случаях, когда отдельные условия письменного договора сформулированы неясно и неточно.

«Выявление судом такой согласованной воли сторон договора путем судебного толкования условий конкретного договора осуществляется последовательно, то есть сначала используются правила, установленные ч. 1 ст. 431 ГК РФ (выяснение содержания условий договора путем их буквального и системного толкования), а при невозможности с их помощью установить действительную общую волю сторон договора применяются правила ч. 2 названной статьи (выявление содержания условий договора исходя из цели договора и с учетом предшествовавших договору переговоров и переписки, практики, установившейся во взаимных отношениях сторон, обычаев, последующего поведения сторон)», – отмечается в постановлении.

Соответственно, суд сначала анализирует буквальное значение содержащихся в тексте договора слов и выражений (буквальное толкование). Так как условия договора являются согласованными частями одного документа, значение конкретного условия устанавливается путем его сопоставления с другими условиями, смыслом договора в целом, а также с учетом существа законодательного регулирования соответствующего вида обязательств (системное толкование), указал ВС.

Если же такой подход не позволяет установить содержание условия договора, суд переходит к следующему этапу его толкования (выяснению действительной общей воли сторон договора с учетом цели договора и принимая во внимание все соответствующие обстоятельства, включая предшествующие договору переговоры и переписку, практику, установившуюся во взаимных отношениях сторон, обычаи, последующее поведение сторон). Если при толковании условий договора приоритет отдается соответствующим приемам, в судебном постановлении приводятся основания.

Таким образом, Президиум ВС пришел к выводу, что Судебная коллегия по гражданским делам при проверке апелляционного определения неправильно применила положения ст. 431 ГК о толковании условий договора и соответствующих разъяснений Пленума.

«Толкуя условия договора займа о сумме и валюте займа (основного обязательства), полученного ООО “Монолит” от компании “Бетафин Лимитед”, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ, равно как и суд апелляционной инстанции, исходила из буквального и системного толкования условий договора займа (ч. 1 ст. 431 ГК РФ), а также учитывала последующее поведение сторон сделки, их переписку, оформление паспорта валютной сделки (ч. 2 ст. 431 ГК РФ). Такой различный подход к толкованию условий одного и того же договора, а именно: по сумме и валюте основного обязательства (суммы займа) – буквальное и системное толкование условий договора в совокупности с последующим поведением сторон сделки, по валюте процентов по договору займа – буквальное толкование условий договора – противоречит положениям ст. 431 ГК РФ о том, что условия договора толкуются и рассматриваются судом в их системной взаимосвязи, поскольку они являются согласованными частями одного договора, и нарушает единообразие судебной практики при применении данной нормы закона», – подчеркивается в постановлении.

Читать еще:  Справка о привлечении к уголовной ответственности где взять

Как пояснила высшая судебная инстанция, подобное толкование нижестоящим судами условий одного и того же договора привело к наличию в их актах двух различных выводов в отношении одного предмета спорной сделки (суммы заемных средств). Таким образом, сумма основного обязательства – сумма займа, подлежащая возврату заемщиком заимодавцу, – была определена судебными инстанциями в рублях, а сумма займа, на которую начислены проценты по договору в размере 12% годовых, – в иностранной валюте. Это свидетельствует о противоречивом характере данных судебных постановлений, что не отвечает требованиям ГПК РФ о законности судебных постановлений и создает неопределенность в содержании правоотношений сторон сделки.

«При этом разрешение судом спора должно урегулировать конфликтную ситуацию сторон, а не порождать правовую неопределенность в правоотношениях участников гражданского оборота. Подобное противоречие в судебных актах (апелляционном определении судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 4 декабря 2017 г. и определении Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 12 февраля 2019 г.) о содержании правоотношений сторон сделки ˂…˃ является непреодолимым и не соответствует принципу законности, следование которому составляет одну из основных задач гражданского судопроизводства, названных в ст. 2 ГПК РФ», – подчеркнул Президиум ВС, отменив судебные акты нижестоящих инстанций и вернув дело на новое рассмотрение в апелляцию.

Эксперты оценили практическую значимость выводов высшей судебной инстанции

По мнению адвоката АБ «ЮГ» Сергея Радченко, выводы, изложенные в постановлении, законны и обоснованны. «Верховный Суд дает правильный и грамотно теоретически обоснованный алгоритм толкования условия договора, выделяя три его стадии: буквальное толкование, системное толкование и выяснение общей воли сторон. Затем этот алгоритм ВС применил в деле, правильно сформулировав причину отмены судебных актов нижестоящих судов: нельзя сумму займа определять в рублях, а проценты – также в рублях, но в размере эквивалента займа в иностранной валюте. Если это сделать, как сделали нижестоящие суды, получится, что одна и та же сумма займа в первом и втором случае отличается почти вдвое», – отметил он.

По мнению адвоката, рассмотрение гражданского дела в Президиуме ВС – уникально редкий случай в судебной практике. «Значение этого постановления в том, что оно одинаково обязательно как для судов общей юрисдикции, так и для арбитражных, на него суды могут ссылаться в своих актах как на обязательный акт толкования права», – резюмировал Сергей Радченко.

Руководитель Арбитражной практики юридической фирмы VEGAS LEX Виктор Петров полагает, что в рассматриваемом деле Президиум ВС продолжил логику, которой старался придерживаться и последовательно проводить в судебных актах: их непротиворечивость (внутреннее единообразие). «Высшая судебная инстанция последовательно обращала внимание судов на необходимую последовательность и логичность их выводов в судебных актах. Однако в настоящем деле суды нижестоящих инстанций действительно допустили противоречивое толкование условий одного и того же договора. Представляется, что с учетом правил о свободе воли при заключении договора противоречие в толковании условий одного и того же соглашения сторон создает неограниченную возможность для манипуляций. Вместе с тем принцип единообразия судебной практики также требует от судов последовательности», – подчеркнул он.

По мнению эксперта, выводы Президиума ВС по данному делу не меняют кардинально существующую практику, а поддерживают ранее заданный вектор. «Судам следует предельно последовательно толковать разные условия одного договора, учитывать их взаимосвязь и реальную цель сторон при заключении соглашения», – подытожил Виктор Петров.

Предоставление отступного

Отступное – это уплата денежных средств или передача имущества взамен на прекращение первоначального обязательства (ст. 409 ГК РФ). Предоставление отступного может прекращать:

  • договорные обязательства;
  • обязательства из неосновательного обогащения;
  • обязательства по возврату полученного на основании недействительной сделки.

При этом ВС РФ подчеркивает (п. 2 постановления Пленума ВС РФ от 11.06.2020 № 6), что отступное не ограничивается только передачей денег и имущества. Обязательства могут прекращаться и вследствие выполнения должником работы или оказания им услуг. Причем первоначальное обязательство предоставлением отступного можно прекратить как полностью, так и частично.

Соглашение об отступном разрешается заключить на любой стадии существования обязательства. В том числе и до просрочки его исполнения. Истечение срока исковой давности по первоначальному обязательству не мешает заключить соглашение об отступном.

Письменное соглашение об отступном, заключенное после истечения срока исковой давности, рассматривается как признание долга (п. 2 ст. 206 ГК РФ).

При заключении соглашения об отступном кредитор не вправе требовать исполнения первоначального обязательства до истечения установленного сторонами срока предоставления отступного.

Если в качестве отступного передана недвижимость, а должник уклоняется от регистрации перехода права собственности на этот объект, кредитор вправе потребовать осуществления такой регистрации.

Если в предоставленном отступном будут обнаружены скрытые недостатки, то кредитор вправе потребовать от должника:

  • выплаты денежной компенсации;
  • безвозмездного устранения недостатков имущества в разумный срок;
  • возмещения своих расходов на устранение недостатков отступного.

Если же предложенное отступное вообще не соответствует соглашению сторон, кредитор вправе отказаться от приемки ненадлежащего отступного. Первоначальное обязательство в таком случае продолжает действовать. То же самое касается и случаев, когда должник нарушает оговоренные сроки передачи отступного.

Как смотрят на это суды

При проверках займов между «своими» налоговые органы ищут скрытые от налогообложения дохо­ды. Речь идёт не только о доначислении займодавцу процентов по договору беспроцентного займа, которые он мог бы полу­чить, если бы передал эти деньги независимому лицу. Налоговые органы смотрят на этот вопрос гораздо шире, проверяя и процентные займы и признавая сам заём доходом за­ёмщика. Такой подход нашёл поддержку и у судов.

Пример 1. ВС доначислила налог предпринимателю, который взял беспроцентный займ у нескольких ООО, где был участником

Представим ситуацию. Организация предоставила свое­му участнику — индивидуальному предпринимателю — заём без процентов и без указания срока возврата. При этом речь идёт не о единичной сделке: участник получил займы на оди­наковых условиях от нескольких компаний, которые контроли­ровал, и не вернул ни одного из них. По мнению инспекторов ФНС, подобные займы были выданы на нерыноч­ных условиях, а также свидетельствовали о том, что заёмщик не собирался возвращать полученные средства.

Оценив эти обстоятельства, Верховный Суд РФ пришёл к вы­воду, что все договоры были формальными, поэтому суммы займов должны признаваться доходом заёмщи­ка для целей налогообложения (Определение ВС от 03.04.2019 № 304-ЭС19-3151 по делу № А03-384/2018).

В результате заёмщик, который получал займы в статусе ИП, утратил право на применение УСН, так как превысил ли­мит по величине дохода (п. 2 ст. 346.12 НК РФ). Поэтому переквалификация займа привела к значительным до­начислениям по всей деятельности учредителя.

Пример 2. Суд переквалифицировал займ, который учредитель-ИП взял у своей компании, в дивиденды и доначислил НДФЛ

Схожий подход применили судьи ВС РФ и в Определении от 09.04.2019 № 307-ЭС19-5113 по делу № А26-3394/2018. Здесь уже деньги выдавались под процент, который реально упла­чивался учредителем, однако ФНС удалось убедить суд в том, что эти средства являются не займами, а дивидендами.

Дело в том, что стороной договора займа выступал учре­дитель, но не как простое физлицо, а как ИП. Все полученные средства он переводил на личные счета, в предприниматель­ской деятельности не использовал и не возвращал их займо­давцу. При этом деньги выдавались на длительный срок (более пяти лет), а ставка по займу была установлена в размере 2/3 учётной ставки ЦБ РФ.

По мнению ИФНС, совокупность этих фактов означала, что полученные деньги учредитель использовал для личных нужд и возвращать не планировал. Следовательно, он присвоил прибыль «своей» компании, поэтому эти займы нужно рассматривать как дивиденды. В дополнение инспекторы проанализировали и деятельность компаний-займодавцев и установили, что выдан­ные займы соответствовали сумме нераспределённой прибыли.

В результате физлицу был доначислен НДФЛ со всей суммы полученных займов, так как доходы в виде дивидендов в рамках УСН не облагаются налогом (п. 3 ст. 346.11 НК РФ). Одновре­менно учредителя оштрафовали за то, что он не представил де­кларацию по НДФЛ в отношении доначисленных сумм.

Что касается условия об уплате процентов, то оно сыграло против налогоплательщика, поскольку размер процентов был чётко привязан к учётной ставке ЦБ РФ. Включение в договор подобного условия суд признал недобросовестным поведени­ем обеих сторон, направленным исключительно на уклонение от уплаты НДФЛ с материальной выгоды по повышенной став­ке 35 % (у заёмщика) и от исполнения обязанностей налогового агента (у займодавца).

Читать еще:  Договор мены товара Образец заполнения и бланк 2021 года

В данном случае займодавца не оштрафовали за неудержание НДФЛ с дивидендов, хотя все условия для этого были. Оценивая возможные налоговые последствия при займах между взаимозависимыми лицами, это тоже нужно принимать во внимание.

Пример 3. Суд переквалифицировал заём в безвозвратную финпомощь и доначислил налог на прибыль

Наконец, ВС РФ также встал на сторону налоговиков в деле об учёте в расходах процентов по договору займа. У за­ёмщика не было реальных источников, за счёт которых он мог бы возвратить заём. Займодавец об этом знал, но постоянно продлевал срок возврата займа. ФНС посчитала, что это подтверждает фиктивность займа. Суд пе­реквалифицировал его в безвозвратную финансовую помощь, переданную на развитие дочернего предприятия. В результате суммы процентов, которые заёмщик учитывал в расходах при методе начисления, были исключены, что при­вело к доначислению налога на прибыль (Определение ВС РФ от 08.04.2019 № 310-ЭС19-3529 по делу № А09-1493/2018).

Сдать отчётность и сформировать платёжку по налогу на основе декларации бесплатно

Требования внутри группы лиц

Руководствуясь разъяснениями ВС РФ, суды пошли еще дальше. По мнению судов, сама по себе взаимозависимость не свидетельствует о корпоративном характере требования, однако рассмотрение в деле о банкротстве требований заинтересованного лица предполагает исследование обстоятельств, связанных с предоставлением займа, а на кредитора возлагается бремя доказывания разумных экономических мотивов для этого.

При рассмотрении конкретного спора основанием для отказа во включении в реестр требования кредитора послужили следующие обстоятельства:

  1. ведение должником и кредитором общей хозяйственной деятельности, но на разных территориях при одних и тех же учредителях и руководителях;
  2. нерыночный характер займов, что невозможно с независимым кредитором (низкая ставка, долгий срок возврата);
  3. неоднократное продление срока возврата займа с одновременным увеличением размера предоставляемого займа при отсутствии оплаты со стороны должника и какого-либо обеспечения;

Таким образом, по мнению судов, имело место фактическое регулярное дофинансирование кредитором должника без намерения получить обратное исполнение.

Перемена лиц в обязательстве: новые разъяснения Верховного Суда РФ

Юрист-консультант компании «Что делать Консалт»

В конце 2017 года Пленум Верховного Суда РФ принял целый ряд постановлений. Одним из наиболее важных среди них является Постановление от 21 декабря 2017 года № 54 «О некоторых вопросах применения положений главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации о перемене лиц в обязательстве на основании сделки». Некоторые из разъяснений фактически подтвердили сложившуюся судебную практику, но некоторые, напротив, внесли в неё изменения. В статье мы рассмотрим, какие именно выводы в данной сфере сделал высший судебный орган.

Прежде чем перейти к основным выводам, содержащимся в рассматриваемом постановлении, вспомним, какие виды перемены лиц в обязательстве на основании сделки существуют и чем они отличаются.

В статье 382 Гражданского кодекса РФ содержится норма, согласно которой право (требование), принадлежащее на основании обязательства кредитору, может быть передано им другому лицу по сделке (уступке требования).

Соответственно, уступка требования, которая также называется цессией, имеет место в том случае, когда в сделке меняется кредитор и должник обязан исполнить обязательство уже перед другим лицом (не тем, с которым он заключал первоначальный договор).

Если не установлено иное, для перехода прав кредитора другому лицу согласия должника не требуется.

С другой стороны, перевод долга означает, что в сделке меняется должник. Поскольку кредитору важно, кто именно будет производить ему исполнение (прежде всего, как правило, его финансовое состояние), перевод долга по общему правилу без его согласия производиться не может.

Вместе с тем, вне зависимости от того, какой именно вид перемены лиц в обязательстве имеет место, при его осуществлении обязательно должны соблюдаться права как должника, так и кредитора. И именно с данной целью было утверждено рассматриваемое постановление Пленума Верховного Суда.

Какие же именно важные выводы в нём содержатся?

В каких случаях цессия должна регистрироваться?

Ответу на данный вопрос посвящён пункт 2 постановления. В нём сказано, что договор, на основании которого производится уступка по сделке, требующей государственной регистрации, должен быть зарегистрирован в порядке, установленном для регистрации этой сделки, если иное не установлено законом.

То есть правило, которое действует в данной сфере, достаточно простое. Если основной договор, в отношении которого происходит уступка, должен быть зарегистрирован, то, соответственно, и уступка требования по нему тоже подлежит регистрации.

«Несмотря на то что существует требование регистрации ряда договоров цессии, если этого не сделать, то договор всё равно будет считаться действительным для его сторон»

В качестве примера можно привести договор участия в долевом строительстве. Так как он подлежит регистрации, значит, и уступку права требования по нему также нужно зарегистрировать.

Вместе с тем в данной сфере может возникнуть закономерный вопрос: а каковы будут последствия того, что такой договор цессии не будет зарегистрирован? В этом случае будут действовать те же правила, что и для других аналогичных сделок. Отсутствие регистрации не влечёт за собой недействительность договора. При этом юридические последствия будут касаться только третьих лиц, которые не знали и не должны были знать о его заключении.

Таким образом , несмотря на то что существует требование регистрации ряда договоров цессии, если этого не сделать, то договор всё равно будет считаться действительным для его сторон.

При этом в Постановлении Пленума ВС РФ № 54 также сказано, что в случае несоблюдения цедентом и цессионарием требования о государственной регистрации это само по себе не влечёт негативных последствий для должника, который был надлежаще уведомлён об уступке и произвёл исполнение новому кредитору. Соответственно, должник в этой ситуации также будет защищён.

Защита должника при уступке требования другому кредитору

«Усторон есть право вообще запретить уступку требования, прописав соответствующее условие в самом договоре»

Данному вопросу посвящены пункты 15 и 16 рассматриваемого постановления.

Дело в том, что у сторон есть право вообще запретить уступку требования, прописав соответствующее условие в самом договоре. Или если о полном запрете договориться не удалось, то каким-либо образом ограничить её. Например, прописать, что такая уступка может быть совершена только, если должник даст на неё согласие.

Но что если, несмотря на существующие ограничения, кредитор всё-таки заключит договор цессии? Как в этом случае должник сможет защитить свои интересы?

В п. 15 Постановления Пленума ВС РФ сказано, что, если уступка требования неденежного исполнения делает для должника исполнение его обязательства значительно более обременительным, он вправе исполнить обязательство цеденту.

Если же такой переход нельзя отнести к значительно обременительному для должника, но, несмотря на это, он требует от него тех или иных дополнительных затрат, то цедент и цессионарий должны такие затраты и расходы ему возместить.

При этом важно помнить правило, согласно которому, пока такие расходы ещё не возмещены, должник имеет право не исполнять обязательство. И в этом случае он не будет считаться просроченным. Соответственно, пока будущие дополнительные расходы не будут ему возмещены, должник может обязательство вообще не исполнять.

И, кроме того, ещё одним способом защиты прав должника в случае нарушения кредитором запрета или ограничения на цессию является возможность применения предусмотренных соглашением санкций и иных последствий отсутствия согласия на уступку.

В частности, Верховный Суд обращает особое внимание на то, что в качестве такого последствия, помимо традиционных штрафов и пени, может использоваться и односторонний отказ от договора.

При этом в постановлении сказано, что, если договор содержит условие о необходимости получения согласия должника либо о запрете уступки требования третьим лицам, передача такого требования, за исключением уступки требования по денежному обязательству, может быть признана недействительной по иску должника только в случае, когда доказано, что цессионарий знал или должен был знать об указанном запрете.

Получается, что подобная передача права требования всё-таки может быть признана недействительной. Но это касается только неденежных требований и только в тех случаях, когда можно доказать, что цессионарию было известно о существовании запрета.

Порядок уведомления должника об уступке

Данным вопросам посвящены пункты 19-21 Постановления Пленума ВС РФ № 54.

В частности, в п. 19 говорится, что должник считается уведомлённым о переходе права с момента, когда соответствующее уведомление доставлено или считается доставленным по правилам статьи 165.1 Гражданского кодекса РФ. Правило диспозитивное, и иное может быть предусмотрено законами, условиями самой сделки либо следовать из обычая или практики, установленной взаимоотношениями сторон.

В случае если уведомление должнику не доставлено и при этом отсутствуют основания считать его таковым, цедент не вправе отказаться от принятия исполнения со ссылкой на состоявшийся переход права.

Читать еще:  Как составить договор дарения автомобиля и нужно ли это?

Кроме того, Верховный Суд особенно подчёркивает, что для того, чтобы уведомление было признано надлежащим, оно обязательно должно содержать сведения, с помощью которых можно идентифицировать:

  • объект прав, который перешёл от предыдущего кредитора к новому;
  • самого нового кредитора.

Соблюдение данных требований важно, поскольку если в уведомлении одно из этих условий будет прописано нечётко, то должник имеет право произвести исполнение предыдущему кредитору.

Возражения должника

Должник имеет право выдвигать возражения против требований своего кредитора. Однако не всегда понятно, какие именно возражения в данном случае могут использоваться. Верховный Суд РФ посвятил этому вопросу пункты 23 и 24 постановления.

«Должник имеет право выдвигать возражения против требований своего кредитора»

1. Прежде всего, сказано, что должник имеет право выдвигать против требований нового кредитора те возражения, которые он уже имел против первоначального кредитора. Это основное правило, содержащееся в статье 386 Гражданского кодекса РФ.

2. Однако, помимо этого, должник также может выдвигать возражения по основаниям, которые возникли к моменту перехода права требования. В этом случае речь идёт о так называемых скрытых недостатках. Например, тех или иных недостатках работ или поставленных прежним кредитором товаров, в том случае если они не были обнаружены сразу.

3. При нескольких последовательных переходах требования должник вправе выдвигать против требований нового кредитора возражения, основанные на правоотношениях с каждым из предыдущих кредиторов. Имеется в виду так называемая многоступенчатая уступка.

4. И четвёртый вид возражений, которые может использовать должник, – это те требования, которые возникли до момента, когда он узнал об уступке, если имеет место уступка будущего требования под отлагательным сроком или условием.

Кумулятивный и привативный перевод долга

В п. 26 постановления сказано, что по смыслу статьи 421 и пункта 3 статьи 391 Гражданского кодекса РФ при переводе долга по обязательству, связанному с осуществлением всеми его сторонами предпринимательской деятельности, либо первоначальный должник выбывает из обязательства (такой перевод долга называется привативным), либо первоначальный и новый должник отвечают перед кредитором солидарно (кумулятивный перевод долга). При этом соглашением сторон также может быть предусмотрена субсидиарная ответственность.

« При кумулятивном переводе, несмотря на то что появляется новый должник, предыдущий всё равно продолжает нести наравне с ним солидарную ответственность»

Соответственно, при кумулятивном переводе, несмотря на то что появляется новый должник, предыдущий всё равно продолжает нести наравне с ним солидарную ответственность. Кроме того, в данном случае, если соответствующее право содержалось в основном договоре, кредитор сохраняет возможность требовать исполнения обязательства в натуре. При этом новый должник имеет право выдвигать против требований кредитора свои возражения и возражения, которые имел первоначальный должник.

Привативный перевод долга осуществляется в более привычной и понятной форме. В данном случае при появлении нового должника предыдущий полностью исключается из обязательства. Верховный Суд обратил внимание на то, что по общему правилу перевод долга является именно привативным.

Передача договора

Согласно положениям статьи 392.3 Гражданского кодекса РФ в случае одновременной передачи стороной всех прав и обязанностей по договору другому лицу к сделке по передаче соответственно применяются правила об уступке требования и о переводе долга. То есть таким образом происходит передача всего договора в целом.

Вместе с тем, несмотря на существование достаточно чёткой законодательной формулировки, на практике в данной схеме нередко возникают сложности. В частности, они касаются вопроса, могут ли в рамках передачи договора передаваться те права и обязанности, в отношении которых отдельная уступка не предусматривается.

Речь идёт, например, о праве на безакцептное списание денежных средств, если оно принадлежало первоначальному кредитору.

В п. 29 рассматриваемого постановления сказано, что сторона договора и третье лицо имеют право согласовать переход всех прав и обязанностей одной стороны договора на третье лицо.

В этом случае к третьему лицу переходит комплекс прав и обязанностей по договору в целом, в том числе и в отношении которых не предполагается совершение отдельной уступки или перевода долга. В частности, по отношению к третьему лицу, вступившему в договор, у кредитора сохраняется право на безакцептное списание денежных средств, если это право было предоставлено кредитору по отношению к первоначальному должнику.

Соответственно, при передаче договора к новой стороне переходят все права и обязанности, которые были у первоначальной стороны к моменту перехода. Причём это касается даже тех прав и обязанностей, в отношении которых возможность отдельной уступки вообще не предполагается. Это касается в том числе и права на безакцептное списание денежных средств.

Какие ещё разъяснения дал Верховный Суд в конце года?

Конец 2017 года оказался достаточно урожайным на новые постановления Пленума Верховного Суда РФ. Помимо рассмотренного документа высший судебный орган также утвердил:

1. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 26.12.2017 № 57 «О некоторых вопросах применения законодательства, регулирующего использование документов в электронном виде в деятельности судов общей юрисдикции и арбитражных судов».

В частности, Верховный Суд указал, что суды могут направлять извещения участвующим в деле лицам по электронной почте, но это допустимо только с согласия этих лиц. В этом случае извещение будет считаться полученным в тот же день, в который суд его направил.

2. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 21.12.2017 № 53 «О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве».

Так, в данном постановлении содержится разъяснение, согласно которому условием, при котором лицо может быть отнесено к контролирующим лицам должника, является наличие у него фактической возможности как давать должнику обязательные для исполнения указания, так и иным образом определять его действия.

При этом осуществление такого контроля может осуществляться и без наличия юридических признаков аффилированности.

3. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 26.12.2017 № 58 «О применении судами законодательства об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств».

В данном документе Верховный Суд указал на то, что даже когда автомобиль ремонтируется по ОСАГО, утрата его товарной стоимости всё равно подлежит возмещению.

Кроме того, в постановлении разъясняется, что стоимость восстановительного ремонта зарегистрированного в Российской Федерации автомобиля, принадлежащего российскому гражданину, определяется без учёта износа деталей.

Таким образом, в конце 2017 года Пленум Верховного Суда РФ утвердил сразу несколько постановлений. Одно из наиболее важных среди них – Постановление № 54, посвящённое применению главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации. Разъяснения, которые были даны высшим судебным органом, касаются вопросов защиты прав кредиторов и должников в случае перемены лиц в обязательстве, регистрации договора цессии, порядка уведомления должника об уступке права требования и многих других вопросов. Для того чтобы избежать сложных ситуаций, сторонам данные выводы важно учитывать на практике.

3 характерных черты внутрикорпоративного займа

1. Условия сделки, не соответствующие рыночным.

Это может быть выдача займа без начисления на него процентов, выплата процентов в конце срока или даже с существенной отсрочкой, пониженная процентная ставка или отсутствие обеспечения. Еще одно нерыночное условие, явно свидетельствующее о том, что займ выдавался для докапитализации, когда его размер существенно превышает объем активов организации.

2. Встречное финансирование.

Представляет собой ситуацию, когда после распределения прибыли между участниками обнаруживается недостаточность собственных оборотных средств для дальнейшей нормальной хозяйственной деятельности. И тогда один из участников «вливает» недостающие обществу средства в качестве заемных.

3. Когда первоочередной целью выдачи займа является докапитализация компании.

Такое имеет место быть, например, когда участник хотел увеличить уставный капитал (в связи с чем имеются достаточные доказательства), но вместо этого выдал обществу заем.

В случае если заинтересованное лицо предоставит достаточные доказательства присутствия одного из признаков внутрикорпоративной сделки, совершенной между должником и потенциальным кредитором, заявляющим свои требования для включения в реестр кредиторов, обязанность доказывать обратное (отсутствие внутрикорпоративного характера) переходит на последнего.

Штрафные санкции при наличии просрочки возврата займа

Оспаривание возможно только на основании безденежности этого займа. В случае, если деньги не передавались, то даже не несмотря на то, что имеются договор и расписка, можно оспаривать договор (выступить с иском о признании его недействительным).

Но доказать это будет весьма сложно.

Суд признает договор займа недействительным в следующих случаях:

  • договор подписан под влиянием угроз, насилия, обмана, злонамеренного соглашения сторон либо стечения тяжелых обстоятельств;
  • оформление договора прошло с нарушениями. Например, заем дает юридическое лицо, а в документах по бухгалтерии нет сведений о перечислении этих денег.
голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector